ОбществоСтатьи

Жирная корова

–Тема выходного дня: случай из жизни–

В автобусе, следующем из Самары в Балаково, рядом со мной у окна сидела женщина и пыталась сдержать слезы. Видно было, что ей очень неловко от того, что приходилось постоянно утирать глаза, что потекла тушь, но ничего с собой поделать она не могла. Женщине было где-то за сорок, миловидная, хорошо одетая, может, чуть полноватая.

Я старался не смотреть на нее, чтобы не причинять ей еще большую неловкость, тем более что она, судя по всему, пыталась скрыть, в каком состоянии находится.

Наконец эмоции перехлестнули через край, женщина отвернулась к окну и тихо затряслась: я понял, что она рыдает. Поскольку я не выношу женские слезы и дабы не превращать еще почти четыре часа путешествия в автобусе в кошмар, мне пришлось как-то действовать.

«У вас что-то случилось?» – спросил я и тихонько прикоснулся к руке рыдающей.

Та вздрогнула, как будто ее ударили электрическим током, дико посмотрела на меня так, что стало не по себе, однако рыдания прекратила и замолчала.

Молчали мы минут двадцать, я не заговаривал и делал вид, что вообще ничего не случилась и даже ничего не было. Мое спокойствие (а я и правда успокоился и в общем-то внутренне радовался прекращению потока слез) вскоре передалось ей. Она немного поерзала на сиденье, как будто что-то хотела сказать, объясниться что ли, и наконец заговорила.

«Меня вчера муж обозвал жирной коровой, представляете?» – она потупила взор.

«Как? Не может быть!» – неуверенно отреагировал я.

«Да-да, коровой. Жирной».

Я сначала не нашелся, что сказать, впрочем, и говорить-то ничего не надо было, потому что женщину прорвало.

Выяснилось, что познакомились они с мужем на сельской дискотеке. Она была студенткой и приехала на выходные к бабушке в деревню, где у нее было много подружек. С красивым хулиганистым местным парнем она встретилась взглядом после того, как тот, не отрывая глаз, следил за каждым ее движением, сидя в деревянном кресле сельского клуба. И этот взгляд, по ее признанию, разбудил в душе те чувства, которые она никогда не испытывала.

Выглядывая в окно бабушкиного деревянного дома, ночью, после дискотеки, и следующей ночью, в свете желтой лампочки уличного столба, вокруг которой кружили крупные майские жуки и разная мошкара, она видела его, курящего и смотревшего в окна дома.

«Вон, твой ухажер опять здесь, – говорила ей бабушка, любившая по ночам глядеть в окна и потом на лавочке делиться с соседками, кто, с кем, зачем и как проходил мимо ее дома. – Пойду прогоню его».

«Не надо», – отвечала Маша (во время разговора мы познакомились, она назвалась Марией).

Бабушка вздыхала: «Ох», – и отправлялась спать. А Мария все продолжала смотреть в окно, и чем больше она смотрела, тем больше он ей нравился. Она не могла прогнать мысли о нем. Она о чем-то, сама не зная о чем, мечтала. Она влюбилась.

Они поженились, он переехал в город, потому что колхоз развалился. Нашел приличную работу (парень оказался с руками и не дураком, даже впоследствии открыл свое дело). Сначала снимали, а после смерти бабушки, продав ее дом, а также дом в деревне ее мужа, который ему подарили родители на свадьбу, купили двухкомнатную квартиру. Родился сначала сын, потом дочка. Жили счастливо. Не бедно – дело мужа стало приносить доход. Бывало, ругались, но ненадолго. А вчера поругались особенно сильно – она собралась к родителям в Балаково, давала наставления мужу на время своего отсутствия, и это почему-то его взбесило.

«И вот теперь я жирная корова! Ну конечно, я немного располнела, теперь можно», – вспомнив об этом, женщина опять чуть не расплакалась.

«Прямо так и сказал: жирная корова?» – спросил я, собираясь успокоить женщину, мол, в сердцах чего не скажешь.

Этот вопрос поставил в тупик мою спутницу. Она заморгала и ответила: «Нет».

«А как? Что он вам вообще сказал?» – тут меня стал разбирать вполне понятный интерес.

«Ну, он сказал, что я его задолбала своими наставлениями, как будто он тупой или маленький ребенок, что-то вроде этого. Он вообще не любит, когда я ему говорю, что делать».

«А причем здесь жирная корова?»

Женщина еще больше заморгала и замолчала, задумавшись.

«Так обзывал он вас или нет?» – не унимался я.

«Но я же располнела…И он говорил таким тоном, что мне показалось…» – неуверенно ответила Мария.

«То есть он не называл вас так, как вы говорите?»

«Получается, нет», – ответила, помолчав, спутница и… улыбнулась впервые за все время нашего общения.

Остаток пути мы проболтали о каких-то вещах, никакого отношения ни к жирным коровам, ни к другим животным не имеющих. Даже смеялись над чем-то. Расстались очень тепло, чуть ли не друзьями. Настроение было превосходным.

Вечером, придя домой, я задумался об этом случае. Почему женщина рыдала, если никто ее не обзывал? Может быть, она услышала то, о чем сама думала? Ведь люди не просто воспринимают слова собеседника, важен тон, важно, с какой эмоциональной силой произносится высказывание. И очень часто, к сожалению, мы слышим не то, что нам сказали, а то, что ожидаем услышать. Особенно таким тоном. И тогда жизнь становится сложной.

Михаил ШМЕЛЕВ

Метки
Добавьте нас в основные источники на Яндекс.Новости
Поддержите наш проект, чтобы мы и дальше делали то, что вам нравится

Эта заметка помогла решить вашу проблему?

Мы затронули важную для вас тему?

Хотите поблагодарить журналистов за проделанную работу?

Back to top button
Close