НовостиНовости БалаковоНовости регионаОбщество

«Кунсткамера» Саратовской области: нужна ли нам игра общественных институтов в демократию за 5 млн рублей?

Вчера, 12 октября, в Саратове было проведено пленарное заседание региональной Общественной палаты, которое состоялось на свежем воздухе на площадке открытой эстрады в парке Победы.
Все были в масках, тактильных контактов избегали, руки друг другу не подавали. Как оказалось, у председателя палаты Бориса Шинчука и тут не нашлось смекалки, чтобы явиться в перчатках и со всеми поздороваться как положено – с рукопожатием. Меня не только удивило, но и возмутило, насколько все же этот человек не способен предусматривать все возможные ситуации.

Всего присутствовала примерно одна третья часть палаты. Не помню, когда палатой в этом году обсуждались актуальные и волнующие общественность области вопросы. А их достаточно много, начиная от здоровья граждан и заканчивая значимыми социальными вопросами. Получается, что палата сама по себе, а общество с проблемами само по себе. Неясно, ради чего работает палата? Ради населения или ради интересов некоторых ее членов?

В этот раз на повестке заседания стоял вопрос вывода одного из членов палаты в связи с переездом на другое место жительства. В разном было награждение организаторов общественного наблюдения в дни голосования за поправки в Конституцию РФ. Вот и все вопросы. Возмущает одно: в кои-то веки в такой сложный период палата смогла собраться, но самым важным вопросом был только вопрос вывода одного из членов палаты из ее состава. Ведь это как раз и можно было организовать дистанционно.

Почему в такое непростое время председателем палаты не ставились более глобальные вопросы, касающиеся интересов населения? Ведь, например, известно, что мусорная реформа провалилась, и это признается всеми. Вопрос вывоза растительных отходов касается всех муниципальных образований, которые этими отходами завалены. Возникает задвоенность платежей при обращении с ТКО. Это сегодня беспокоит граждан. Однако палата молчит.

А как ведется строительство инфекционного центра, осуществляемого из фонда, созданного по инициативе палаты? В какой стадии оно находится и когда центр сможет принять первых пациентов? Почему председатель палаты не проявляет инициативы в доведении этой информации? Людей волнуют вопросы дистанционного обучения, работы на удаленке. Почему это не обсуждается?

Да мало ли сегодня острых вопросов в регионе?! Палата себя почему-то с приходом пандемии исключила из жизни общества. Тогда зачем нам такие общественные институты? Как сказала одна моя подруга, у вас не палата. У вас – кунсткамера.

Деятельность аппарата палаты финансируется из регионального бюджета: ежегодно тратится на содержание порядка пяти миллионов рублей. Разве  лишние эти деньги для региона? Должна же быть отдача во всем: нужно работать, а не создавать видимости этой работы.

В ноябре стартует формирование новой палаты. Способна ли будет общественность реально создать именно такую палату, которая будет отвечать запросам общества? Или мы опять получим коллектив для «одобрям-са» и «понимам-са»?

Игра общественных институтов в демократию изживет себя только тогда, когда общественность смело заявит свою позицию в своих интересах. Только в споре рождается истина. Но как она может родиться, если палата безмолвствует? И есть ли смысл подобные общественные институты формировать только для профанации с расходованием немалых бюджетных средств?

Наталья КАРАМАН,
член Общественной палаты Саратовской области

P.S. Перед тем, как написать эту статью, я позвонила Шинчуку. От него прилетело дежурное СМС-сообщение: «Я не могу сейчас говорить». Так и не заговорил – не соизволил даже перезвонить.

Фото: сайт ОПы Саратовской области

Back to top button