НовостиОбщество

Интервью с Листьевым в Балаково за полтора года до его смерти

Памяти Владислава Листьева

Моя встреча с Владиславом Листьевым состоялась 2 октября 1993 года. В этот день балаковцы стали участниками популярной телевизионной игры «Поле чудес» (тогда практиковались выездные сессии капитал-шоу). Весь город гудел в предвкушении «Поля». А я, получив задание от редактора взять интервью у Влада Листьева, автора и ведущего еще целого ряда телепрограмм, в том числе нашумевшего «Взгляда», честно говоря, немного струхнула: смогу ли правильно выстроить диалог с известным журналистом и шоуменом, не сломается ли мой диктофон? Да и вообще, удастся ли добиться аудиенции с Листьевым, и захочет ли он со мной говорить в принципе?

…Холл гостиницы «Балаково». Он вышел из лифта – статный, красивый, в модном по тем временам малиновом пиджаке. Светский лев, да и только. Звезда экрана. Но стоило ему улыбнуться – всю звездность как рукой сняло. Администратор гостиницы любезно предоставила нам для беседы номер, принесла кофе. И начался наш разговор…

Несмотря на явную журналистскую удачу (брать интервью у самого Листьева!) меня немного подтрясывало, заготовленные заранее вопросы вылетели из головы, с чего же начать? К своему изумлению заметила, что Владислав Николаевич тоже несколько напряжен. И, чтобы разрядить обстановку, я, пытаясь справиться с волнением, спросила:

– А что проще – задавать вопросы или отвечать на них?

– Конечно, задавать! – рассмеялся Листьев. – Но в принципе я уже готов. Давайте, задавайте свои вопросы.

– Вы впервые в нашем городе?

– В Балаково прежде ни разу не был. Вообще об этом городе ничего не знал, кроме того, что это родина Челобанова. Что, не верите? – хмыкнул он, поймав мой удивленный взгляд, и с надрывом, по-челобановски протянул: «О, Боже!»

– Да уж, Сергей Васильевич – персонаж довольно известный, во многом благодаря Алле Борисовне. Хотя лично мне его творчество очень даже нравится. А в чем секрет вашей популярности?

– Вам виднее. Я просто работаю, и меня, если честно, мало волнует, популярен я или нет. Вообще, любой человек, регулярно появляющийся в ящике, становится популярным, его начинают узнавать. И неважно, с какой целью он там появляется – сообщить о погоде или спеть что-нибудь. Но в любом случае, надо знать и чувствовать себя в профессии. И знать себе цену.

– А каким образом вы подбираете аудиторию? Там собираются случайные люди или специально подготовленные респонденты?

– Я не подбираю аудиторию, я на 99 процентов не знаю, кто там. Кроме специалистов, которые приглашены.

– Телезритель уже привык к тому, что регулярно по пятницам выходит «Поле чудес», а по вторникам – «Тема». Сколько времени требуется для их создания?

– «Поле» записывается заранее – за месяц вперед, а «Тема» пишется каждую неделю.

– Понятно. Вы волнуетесь перед выступлением?

– Да.

– Как всякий артист, выходящий на сцену?

– Это немного другое. Артисту нужно войти в роль, вжиться в образ. А я остаюсь самим собой, хотя есть, конечно, определенные приемы поведения на сцене.

– А вам в кино сниматься не предлагали?

– Предлагали, но я всякий раз отказывался. Я люблю прямой эфир. Потому что в эту камеру ты не сможешь соврать, так как видишь глаза людей. Главное в жизни – это профессионализм и честность.

– На экране вы кажетесь очень открытым, общительным, веселым человеком. А в жизни?

– И в жизни тоже. Это характер. Хотя временами наваливается колоссальная усталость. Режим работы у меня такой: в 8 утра ухожу на работу и в 2 часа возвращаюсь домой. И это, в общем, нормально. Мне такая жизнь нравится.

А вашей жене нравится?

– Гм-м… Вопрос, конечно, интересный. Я женат в третий раз, и очень счастливо. Поначалу не все, правда, складывалось гладко, у нас кипели порой нешуточные страсти. Но потом постепенно все пришло в норму. Жена воспринимает меня таким, какой я есть. Мы понимаем друг друга.

– Ваш самый счастливый день?

– О! Их было много. Хотя в каком смысле, счастливый?

– Допустим, в творческом.

– По всей видимости, это были годы, когда я  работал во «Взгляде».

– Эх, было время! Вечерами, по пятницам, в ожидании «Взгляда» замирала вся страна. А потом эту программу и ее ведущих обвинили чуть ли не в развале СССР. Как такое могло произойти?

– Я работал во «Взгляде» с 87-го по 91-й годы. Молодежь принимала нас на ура, называя «битлами перестройки». В СССР тогда перестали глушить зарубежные радиостанции, и мы могли довольно откровенно рассказывать телезрителям о том, что происходит в нашей стране и за рубежом. Кроме того ставили музыкальные композиции советских и популярных в то время западных исполнителей. Это был такой класс, такой кайф, что просто голова шла кругом! Скандал грянул в декабре 1990-го года, когда руководство Гостелерадио запретило выход в эфир новогоднего выпуска «Взгляда», мотивируя это тем, что не желательно, мол, обсуждать в прямом эфире отставку министра иностранных дел Эдуарда Шеварднадзе.

– А не страшно было работать, поднимая политические и другие острые темы?

– Внутренний холодок порой появлялся, иногда звонили какие-то люди, предупреждали…

– И тогда вы решили отойти от политики?

– Нет. Это произошло гораздо раньше. Политикой я не интересуюсь уже года 4. Политика – это грязное дело. И это не расхожая фраза. Это действительно так.

– У вас много друзей?

– Друзей, по-моему, не может быть много. Хороших людей вокруг меня вполне достаточно, и их число прибавляется.

– Есть мнение, что в журналистской, актерской и любой другой творческой среде не может быть дружеских отношений по причине зависти к чужому успеху. Насколько это утверждение верно?

– Среди артистов действительно много эгоцентриков. Но вот я могу привести пример: Олег Иванович Янковский, Саша Абдулов, Андрюша Макаревич, Леня Ярмольник, я. Все мы дружим, постоянно ходим друг к другу в гости.

– А как насчет бывших коллег из «Взгляда» – Любимова, Политковского?

– То же самое. Кроме того, раз в неделю мы регулярно встречаемся на совете директоров в кинообъединении «Вид».

Интересно, какая сейчас атмосфера на ЦТ?

– Атмосфера, как всегда, загнивающая. Дело в том, что на телевидении люди делятся на две категории: 99 процентов – это те, кто рассказывает, какие они собираются делать замечательные передачи, и один процент – те, кто их действительно делает. Настоящих профессионалов на телевидении достаточно много. (Я имею в виду «Останкино».) Но сложившаяся обстановка такова, что руководят телевидением непрофессионалы. И потом руководство постоянно меняется.

– Не успеваете знакомиться?

– Что вроде этого. Так что самая большая просьба у нас к «ним» – только бы не мешали работать.

– Ваши планы на будущее?

– Работать. Я пришел на телевидение не на год, не на два, а на годы, так скажем…

– А что вас на сегодня волнует больше всего?

– В чем я выйду на сцену.

– В смысле?

– Жена должна была привезти в аэропорт мой костюм, ботинки, но опоздала (в Москве кругом пробки). Я прождал ее полчаса, чуть сам не опоздал на самолет. Так что заранее прошу извинения за мой внешний вид. Костюм, правда, обещали найти, но я не уверен, что он подойдет мне по размеру.

– И последний вопрос, Владислав Николаевич, что бы вы пожелали балаковцам?

– Что можно пожелать в наше время? Побольше денег и здоровья. И еще оптимизма, не обращать внимания ни на какие политические дрязги.

Ольга КАДАЕВА

  

P. S. А через полтора года его не стало. 1 марта 1995 года, около 9 часов вечера, Владислав Николаевич Листьев был убит в подъезде своего дома, в тихом московском дворике на ул. Новоузенской. Представители правоохранительных органов воздержались в тот вечер от каких-либо комментариев, сказав только, что убийц было двое. А руководитель телекомпании «Останкино» Александр Яковлев в интервью ТАСС заявил: «Судя по всему, мы кому-то перешли дорогу», имея в виду создание на базе «Останкино» акционерного общества «Общественное Российское Телевидение» (ОРТ), генеральным директором которого и был Владислав Листьев. По имеющимся сведениям, совет директоров ОРТ вел борьбу против ряда финансовых структур, которые лишились значительных барышей на имевшей ранее место спекуляции рекламного времени.

Как и четверть века назад, введение моратория на рекламу, перераспределение рекламного рынка, по-прежнему является, по версии следствия,  одной из главных причин убийства Владислава Листьева. Убийцы не найдены до сих пор.

ЧИТАЙТЕ САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ:

«Ребята, я больше не могу, у меня сводит судорогой руки и ноги…»
Рыбаки с затонувшего катера ждали помощи 11 часов

Back to top button