Общество

Колдовское озеро – это не в лесах… Как я познакомилась с колдуном Голюковым

–Вечернее чтиво–

У каждого человека свои странности и причуды. Я вот, к примеру, люблю перебирать и рассматривать старые визитки, коих у меня накопилось великое множество. За каждой такой визиткой стоят люди, с которыми когда-то довелось работать, дружить и просто общаться. Это своеобразный пласт жизни. Да что там пласт - целая эпоха!

Как привет из далеких 90-х, попалась на глаза визитка Валерия Александровича Голюкова, человека в те времена в нашем городе довольно известного. Помню, как он первый раз пришел к нам в редакцию и представился … колдуном России. На мой удивленный взгляд ответил: «Ну не Америки же!». Я тут же предложила сделать с ним интервью – интересно, колдун все же! Это вам не какой-нибудь слесарь дядя Вася из соседнего подъезда. Однако мое предложение Валерия Александровича отнюдь  не вдохновило. Я-то подумала, что он пришел рекламу в газету давать, но, как выяснилось, Голюков в ней не нуждался. «Да машину мне надо продать…». Как-то уж совсем буднично, без каких либо колдовских прибабахов  сказал он. Это придало мне уверенности, и я напросилась к нему на прием, посмотреть, как он работает. Немного подумав, Валерий Александрович согласился: «Да приходите!»

И вот я на втором этаже Дворца культуры строителей (ныне ТЮЗа), где возле одного из кабинетов выстроилась огромная очередь. Показав загудевшей было толпе свое редакционное удостоверение, постучалась в  дверь и вошла. Голюков как раз готовился к приему посетителей – отложил в сторону модный по тем временам дипломат, предварительно достав из него пачку дорогих сигарет, свечи и какие-то магические атрибуты. Снял кожаный пиджак и облачился в темный велюровый халат.  При этом под мышкой слева я заметила у него кобуру с травматическим пистолетом, что привело меня в некоторое замешательство:

«Зачем это вам?»

«Да на всякий случай, – усмехнулся он. – Народ всякий бывает, может наркоман какой-нибудь заявиться, тут уж никакие заклинания не помогут. А травмат для острастки – самое то!»

В дверь неожиданно постучали, и  в кабинет вошел неизвестный мужчина. Я почему

-то решила, что это какой-то начальствующий субъект. И не ошиблась. Как оказалось, мастер участка одного из промышленных предприятий города пришел договариваться с Голюковым насчет кодировки от пьянства своих рабочих.

«Веришь, Александрыч, полбригады спивается! Работа стоит! Надо что-то делать!»

«Сделаем!» – заверил Голюков.

И ведь не обманул. Делал, кодировал балаковских  мужиков от  пьянства. Некоторые из них до сих пор не пьют и вспоминают его добрым словом. А скольким семьям не дал распасться, скольких вылечил от мигрени, энуреза, заикания. Некоторые балаковцы до сих пор звонят мне с просьбой дать его телефон. Но, увы… Валерия Александровича не стало. Он не дожил и до 60.  Но осталась память о нем…

Лично мне он запомнился простым, совершенно земным, но наделенным особенными способностями человеком. Как он однажды заметил, эти способности есть у каждого, но надо только их вовремя заметить и развивать. Мы подружились, общались по телефону, он частенько заглядывал к нам в редакцию.

Не могу удержаться от его высказывания, произнесенного в одном из  интервью.  Помню, приближался очередной новый год, и я по традиции спросила его, что бы он пожелал простым людям в наше непростое время.

Ответ удивил:  «Нужно стать непростыми  и почаще напоминать  о себе своими справедливыми требованиями народным избранникам. И еще – помнить о существовании кары. Кары за обжорство, насилие, разврат, совершение тяжких преступлений, которая чревата самыми непредсказуемыми последствиями…»

Ольга КАДАЕВА

Back to top button