НовостиПолитикаСтатьи

МИТИНГ И ПЕТТИНГ

«Митя идет на митинг, а Петя – идет на петтинг», – не уставал повторять по «Русскому радио» знаменитый шоумен Николай Фоменко. И как в воду глядел.

Мудрость власти…

На второй городской митинг в Саратове против строительства в Горном завода по переработке опасных отходов, 25 июля сего года вышли, по разным данным, от нескольких сотен – до тысячи человек. И этот митинг стал самым массовым в регионе, поскольку проблема, которую затрагивали выступающие, касалась практически всей Саратовской области, так как никто не хочет, чтобы неподалеку от его дома перерабатывали и хранили особо опасные вещества.

Организаторами митинга выступило местное отделение КПРФ, представителей которого в последнее время просто не унять: в своей борьбе за права трудящихся они не дают покоя никому: недавно на расширенном заседании облдумы коммунисты (среди которых фигурируют и балаковцы)  умудрились даже подраться с членами региональной ОПы.

Однако надо отдать должное саратовским властям – поступили они мудро: разрешили народу собраться, высказаться, все прошло организованно, под контролем, так что никаких массовых беспорядков (что, согласитесь, всегда опасно, а в России, по определению Пушкина, чревато даже бунтом – бессмысленным и беспощадным), ни затаенной обиды из-за запрета у собравшихся не было. Кто захотел – пришел, эмоции выпустил, ну и слава Богу.

… и наоборот

Но вот упрекают те же самые власти в том, что не мудро они поступили изначально, попытавшись пыром, нахрапом, без должного информирования и обсуждения взять народ. Вроде бы кто-то сказал, что никуда он, народ, не денется, завод надо строить, это разумно – разработка химического оружия в Шиханах и завод по его переработке в Горном были гораздо опаснее. Может, так оно и есть, но только СССР ушел в прошлое, люди поменялись, а мышление представителей власти, к сожалению, осталось советским. Хотя, надо заметить, в том же СССР при строительстве опасных объектов всегда пытались людей задобрить: выстраивали инфраструктуру городов и поселков для жителей, заполняли магазины дефицитными продуктами и даже давали льготы, например, 50-процентную льготу по оплате электроэнергии жителям 30-километровой зоны БАЭС. Правда, в новейшей истории эту льготу отобрали.

А не пойти ли вам в ГЦИ?

Балаковские коммунисты, по примеру своих саратовских коллег, тоже решили организовать очередной митинг и подали заявку на его проведение тоже 25 июля и на ту же тему – и там, где они уже собирались по этому поводу – на площадке у памятника комсомольцам, строителям города. И вдруг получили отказ. Заместитель главы администрации БМР Павел Гречухин ответил секретарю балаковского отделения КПРФ Денису Мамаеву на его уведомление о проведении митинга, что, оказывается, именно там, у памятника комсомольцам, давным-давно запланировано некое мероприятие, время проведения которого чудесным образом совпадает с временем проведения митинга против строительства завода в Горном. И предложил провести коммунистический митинг, просим заметить, у Концертной организации ГЦИ имени М.Э. Сиропова.

Что это за мероприятие, Павел Борисович не уточнил. Кое-кто в администрации поговаривает, что он и сам этого не знал, хотя, скорее всего, врут – чиновники же.

Вспомнив, что на этом месте балаковская власть отродясь ничего особого не проводила, кроме открытия самого памятника, Денис Мамаев усомнился в правдивости слов Павла Гречухина, а потому написал на него заявление в Следственный комитет и обвинил чиновника в злоупотреблении служебным положением.

Самое летнее настроение

А 25 июля из сообщения пресс-службы администрации БМР балаковские журналисты вдруг узнали, что мероприятие, которым так таинственно заинтриговал Мамаева Гречухин, оказалось детским вечерним концертом, «входящим в план культурно-массовых мероприятий летней оздоровительной кампании и вечерней занятости подростков». Якобы творческие коллективы Городского центра искусств, на территорию которого отправлял Гречухин Мамаева проводить митинг, подготовили для детей настоящее празднество под названием «Летнее настроение» и хотели зачем-то переметнуться из родных пенат к памятнику комсомольцам для показа этого концерта.  Но увы и ах! Этот самый загадочный, самый летний и самый детский концерт, оказывается, в этот же день решено было отменить в связи с тем, что негодяи коммунисты могут прийти на концерт и втянуть детей и их родителей в политические игрища – там же, у памятника Пяти ударным Всесоюзным комсомольским стройкам.

Лапшенникова отдыхает

Сложно сказать, поверили ли балаковские журналисты словам самой правдивой в мире пресс-службы администрации БМР по поводу появившегося детского концерта и его немедленной отмены. Некоторые заинтересовались: а почему именно у памятника строителям задуман был концерт для детей, а не, например, в Детском парке, где такие мероприятия проходят постоянно? На самом ли деле мероприятие было запланировано заранее? Стали указывать пресс-службе на сайт администрации, на котором где-то сие мероприятие в планах было упомянуто, где-то нет. А почему концерт решили провести средь недели в четверг, а не в пятницу или выходные, допытывались неугомонные журналисты, уличая чиновников в неправде. И так далее. Между тем пресс-служба отбивалась от журналистов как могла, отвечала неуверенно, путано, и даже до такой степени, что некоторым журналистам после таких ответов вспомнился образ девицы со скошенными к носу от постоянного вранья глазами – секретаря редакции Лапшенниковой из «Мастера и Маргариты». Другие не читали романа Булгакова, поэтому Лапшенникову не вспомнили, но это не имеет значения. А имеет значение то, что если уж раньше у людей и были какие-то сомнения относительно реальности мероприятия и намерений Гречухина, то после разъяснений пресс-службы администрации все эти сомнения напрочь отпали.

Осадочек остался

Митинга возле памятника строителям в этот день не было, а было некое действо, напоминавшее то самое слово, которое Фоменко употреблял по отношению к Пете. Хотя до конца не уверены, можно ли происшедшее в Балаково назвать петтингом – ведь удовольствие в этом действе, судя по всему, получили не все, несмотря на то, что процесс этот обоюдный. С другой стороны, как и при петтинге, от этого мероприятия в конечном итоге ничего не родилось.

Итак, к памятнику потянулись люди. Правоохранительные органы тут же предупредили организаторов, что мероприятие несанкционированно, в связи с чем митинг был объявлен встречей с избирателями, микрофон не установили, не была принята резолюция. То есть была сотня людей, но не было ответственных и поэтому не было порядка. А когда этого нет, любое сборище людей неконтролируемо и может превратиться во что угодно. После вступительного слова Мамаева мегафоном сразу же завладел руководитель балаковского штаба Алексея Навального Данил Бузанов, который прошелся по строительству завода в Горном, объявил, что присутствующие на этом мероприятии и есть власть, и обещал в случае ареста Мамаева всей толпой следовать в полицию за ним.

Дальше – круче. Мегафон был выхвачен кем-то из толпы, переходил из рук в руки, звучали недовольства строительством завода в Горном, пугающе маячила среди народа активистка Надежда Позднякова, надевшая траурный наряд и представлявшая то ли Черную Вдову, то ли саму Смерть.  В промежутке была освистана балаковская общественница Наталья Караман, пытавшаяся на этом стихийном мероприятии рассказать о своей позиции по поводу строительства завода. Короче, собравшиеся действовали по принципу: кто в лес, кто по дрова. Люди высказывались, возмущались, но остался осадочек. Потому что все поняли: им плюнули в душу, их считают за быдло и не разрешают даже высказаться там, где они хотят. Впрочем, такое же ощущение складывается, когда смотришь сообщения и видео об этом мероприятии на страницах информационных порталов.

Удивительное – рядом

После этого странного петтинга через короткое время родилась не резолюция, а публичная жалоба ветерана балаковской журналистики Ольги Булгаковой, которая вдруг обратилась к главному коммунисту страны Геннадию Андреевичу Зюганову. Ольга Ивановна неожиданно обвинила его однопартийцев из Балаково в том, что они связались с американскими ставленниками в лице Навального (представитель коего Денис Бузанов выступал на вышеозначенном «митинге»). Кроме того, не понравилось Булгаковой и Надежда Позднякова, которая в образе Смерти под флагами КПРФ обращалась к Дональду Трампу.

Ольга Ивановна напрямую спросила Геннадия Андреевича: не значит ли это, что теперь противоречия между Навальным и КПРФ исчезли? Не случилась ли коалиция двух партий? Не является ли обращение Поздняковой к Трампу недопустимой формой протеста?

Ветеран приложила фотографии, ссылки на фото и видео, в общем, поступила, как настоящий патриот КПРФ, радеющая за чистоту рядов партии.

При всем уважении к Ольге Ивановне, трудно согласиться с мыслью, что сей опус был написан ею самостоятельно, без подсказок со стороны неких доброжелателей. Иначе, зачем известному общественнику влезать в эти дебри и пытаться навести тень на плетень, да так топорно, что аж оторопь берет.

Мышиная возня

После всего вышесказанного первым возникает вопрос: а что это было? И, главное, зачем? Зачем пытаться всеми правдами и неправдами компрометировать коммунистов, как будто это они затеяли строительство завода в Горном и толком не объяснили народу зачем? Вместо того чтобы решать проблему с этим  строительством (а именно из-за этого растут протестные настроения балаковцев), общаться с народом напрямую, разъяснить свою позицию, балаковская власть не предоставляет для обсуждения открытые общественные площадки, а затевает, на наш взгляд, какие-то бездарные шпионские схемы, мышиную возню, нелепые концерты, подметные письма и провоцирует несанкционированные митинги, которые в любой момент, мгновенно, как порох от спички, могут перерасти в стихийные беспорядки при самой нелепой случайности в толпе.

 Я. МЫШ

Back to top button