Статьи

НАТАЛЬЯ КАРАМАН: ТЕРМИТЫ ВО ВЛАСТИ – ВСЕ РУШИТСЯ, ЛИШЬ ТОЛЬКО ТРОНЬ…

На днях я встретилась с заместителем главы Балаковского муниципального района Павлом Гречухиным, аккурат после просмотра интернет-программы «Аритмия», в которой он обмолвился, что район достался новым властям в разрухе, как после войны, и как трудно теперь приходится его восстанавливать. Сетовал на плохую работу правоохранительных органов, которые плохо надзирают и повсеместно «не догоняют» ситуацию. Виновных наказывать уже поздно, да и спрашивать-то не с кого.

sdr

После озвученной им позиции по поводу общего состояния дел в районе я надеялась на конструктивный диалог. Обозначенные мною проблемы касались судьбы земельного участка, сформированного под новое кладбище в с. Ивановка, возможности реконструкции очистных сооружений балаковского водоканала, законности размещения отходов «Северстали» на объектах муниципального имущества и некоторых других тем.

По вопросу законности размещения нового кладбища прокуратурой города была проведена проверка, в ходе которой было выявлено нарушение формирования земельного участка и внесено представление о его устранении. Вроде бы и порадоваться можно было такому результату, но, как оказалось, возвращать землю в первоначальное положение никто не собирается, и представлением прокуратуры этот вопрос не решается. Сейчас земля, переведенная из земель сельхозназначения в промышленные, передана району и находится в безвозмездной аренде. Но, по объяснениям Гречухина, у администрации нет намерений отказываться от данной земли, экспертиза проведена, документация проплачена, и кладбище там будет, но чуть позже. Лично меня такой поворот событий удивил. Ведь концентрацию кладбищ в одном месте площадью порядка 120 гектаров выдержит не всякая экосистема. Такая ситуация напомнила мне о висящем на стене ружье, которое в последнем акте пьесы обязательно выстрелит, и об известной поговорке «после меня хоть потоп».

В отношении судьбы реконструкции очистных сооружений водоканала позиция еще непонятнее, потому что, со слов Гречухина, рейдеры не дают развития этому предприятию и норовят его подвергнуть захвату. Речь идет о владельцах сбросного канала и озера Моховое, обративших в лихие 90-е все эти объекты в собственность. Павел Гречухин сказал, что «не позволит капиталистам за счет бюджета решать вопросы». Извините, а кто допустил этот капитализм и почему г-н Гречухин не сопротивлялся его появлению, когда работал в силовых органах? Мои возражения, что надо действовать, исходя из сложившегося постфактума сегодня, а не выставлять ненужные амбиции напоказ, услышаны не были. Однако выход есть!  Можно рассмотреть варианты либо реконструкции очистных сооружений, либо очистки канала. И в том, и в другом случае это создаст дополнительные проблемы, но их надо решать. Ведь если ничего не делать, то недоочищенные стоки так и будут поступать в Волгу, а это экологическое преступление! Город итак уже задыхается от запахов изношенной канализации. Владелец же сбросного канала сегодня предъявляет к оплате за его пользование всего 24 копейки, сидящие в 24 рублях тарифа на водоотведение, собираемого с населения водоканалом (это 1 %). К тому же еще их и не получает. Согласитесь, какой-то странный копеечный рейдер получается!

Когда я задала Павлу Гречухину вопрос по поводу законности размещения отходов с Северстали на объектах муниципальной собственности по ул. Промышленной, д. 14, куда их транспортировало ООО «Чистый мир», то вовсе не услышала никаких объяснений, кто это допустил и почему никто за это не отвечает.

Так или иначе, конструктивного диалога  с замглавы БМР не получилось, поэтому в конце разговора я заметила, что в этом кресле сидели всякие, и он не последний, сюда пришедший, и явно уйдет. Вот только для населения, к сожалению, ничего не изменится.

От встречи осталось странное ощущение: одни делают вид, что работают, другие, что надзирают, а в общем и целом район всё больше становится похож на руины. И тут я невольно вспомнила про термитов, растительноядных насекомых. Их высокоразвитая социальная организация основана на различных функциях трех основных каст – производителей, солдат и рабочих особей. В совокупности они наносят огромный хозяйственный вред человеку. И могучие деревья, и деревянные постройки, пораженные этими насекомыми, рассыпаются на глазах от одного небольшого толчка.

Такая вот невольная ассоциация промелькнула у меня в голове: ведь деятельность некоторых чиновников во властных структурах реально похожа на деятельность этих самых термитов. После их ухода остаются и брошенные села, и деревни, и целые города, и заводы. Всё, всё рушится, лишь только тронь…

Наталья КАРАМАН, член Общественной палаты Саратовской области

 

Back to top button