КультураНовостиНовости БалаковоСобытияСтатьи

В Балаково Вячеслав Добрынин признался, что он Антонов

На днях популярный композитор и исполнитель Вячеслав Добрынин, известный также под творческим псевдонимом Доктор Шлягер, отметил свой 75-летний юбилей.

В 70-х годах хиты Добрынина, которые распевала вся страна, звучали отовсюду. Его с полной уверенностью можно назвать композитором-рекордсменом, ведь на счету Вячеслава Добрынина более 1000(!) шлягеров. Без его «Прощай» и «Синего тумана» не обходился ни один концерт. Под эти песни плакали, влюблялись и расставались. Не случайно его называли еще и «женским композитором». Причем, это его «амплуа» нисколько Вячеслава Григорьевича не смущало, о чем он сам признался нашему корреспонденту, побывав  на гастролях в Балаково в 1995-м году.

Приезд маэстро внес заметное оживление в культурную жизнь города. Единственный концерт, данный им во Дворце культуры химиков, прошел с огромным успехом. Да и сам он остался весьма доволен встречей с балаковскими зрителями. Впрочем, судите сами.

«За колбасой меня не пускали…»

– Я очень рад, что побывал в Балаково, – признался Вячеслав Добрынин журналистам после концерта. – Мы должны были лететь сюда самолетом, но в последний момент оказалось, что у вас не принимает аэропорт. Нам пришлось долго ехать на поезде, потом на машине. Я очень устал от дороги. Но когда вышел на сцену и стал заряжаться энергией от зрительного зала, то почувствовал себя значительно лучше. Этот концерт превзошел все мои ожидания. Публика была очаровательная, и атмосфера в зале необыкновенная: как в старые, добрые времена, когда люди собирались за большим праздничным столом.

– Вячеслав Григорьевич, Вы долгое время работали как композитор, а потом неожиданно запели. С чего это вдруг?

Поверьте, это вышло совершенно случайно. Я действительно долгое время работал как автор, как композитор. Но вот лет 7–8 назад меня попутал нечистый, и я решил попробовать себя в качестве исполнителя. И с тех пор моя жизнь круто изменилась: меня стали узнавать на улице, поклонницы – забрасывать письмами, подкарауливать на улице. А до этого я в основном сидел дома, писал песни для своих друзей – известных артистов. Они очень были известны: их пускали с заднего входа в магазины за колбасой, а меня не пускали, потому что не знали в лицо. Шучу.

«Не лей мне водку в пиво…»

– Кстати, о поклонницах. Вас часто называют «женским» композитором, поскольку вы пишите песни, затрагивающие в основном женские сердца. Вас это не смущает?

– Нисколько. Меня и впрямь тянет на лирику. Я пишу песни о любви – песни, так или иначе связанные с душевным состоянием лучшей половины человечества. Я не хочу сказать, что мужчинам не свойственны душевные переживания. Но женщины воспринимают все как-то острее. Я это всегда замечаю на концертах. В таких вот взаимных диалогах и проходят мои выступления. Без этого я просто уже не могу. Иначе мне было бы трудно работать. Поэтому я считаю, что быть «женским» композитором  не так уж и плохо.

– Понятно. Но в вашем знаменитом шлягере «Не сыпь мне соль на рану» повествование ведется от мужского лица. Вы так пронзительно его исполняете, что прям мурашки по коже бегут. Вот интересно, эта песня как-то связана с Вашими личными переживаниями?

– Нет, конечно. Когда Симон Осиашвили принес мне эти стихи, я сразу представил приколы на эту тему – «не лей мне водку в пиво», или «не сыпь мне соль на сахар». Потом там есть еще такая строчка «не говори навзрыд», которая тоже меня весьма смутила. Короче, поначалу я хотел отказаться.  Но потом все-таки написал музыку. Первоначально песня предназначалась для  Расторгуева, но Коля в силу определенных обстоятельств исполнить ее не смог, поэтому эту «соль» пришлось исполнять мне самому. Это к вопросу о том, как я запел.

«На самом деле я Антонов и Петросян…»

– И такой вопрос, Вячеслав, Григорьевич, а как Вы все-таки пишите музыку? Она приходит к Вам во сне, наступает какое-то озарение, или…

– Если я вам сейчас расскажу, как я это делаю, то все начнут так писать. Я шучу. Это вопрос очень сложный. Я и сам не знаю, как я пишу… Наверное, у меня есть музыкальный талант, которым меня наделил Всевышний. И я счастлив, что у меня есть такая возможность – выходить на сцену, общаться со зрителями и дарить им свои песни.

 – Я где-то слышала, что Добрынин – это ненастоящая Ваша фамилия. Кто Вы на самом деле?

– Антонов. Нет, серьезно. Это девичья фамилия моей мамы, а отец у меня Петросян. Но, как вы сами понимаете, двое Антоновых или Петросянов на эстраде – это уж слишком. Поэтому на самом деле я Добрынин.

Ольга КАДАЕВА

P. S. Сейчас Вячеслав Добрынин мало выступает и не любит давать интервью. Говорит, что журналисты его раздражают, потому что задают одни и те же вопросы. Ещё больше выводят композитора из себя современные исполнители. Как считает Вячеслав Григорьевич, большинству из них не помешало бы подучить ноты. И с этим трудно не согласиться. А вот насчет интервью – это зря! Добрынин очень интересен в разговоре. С его-то чувством юмора… Но, главное, ему есть, что сказать. Ну и, конечно, спеть, блеснув своими хитами на сцене.

С юбилеем, маэстро!

Back to top button