Культура

Возвратился молодым, а его любимая девушка уже стала старушкой

Интересный Балаково: жизни и судьбы

Сегодня имя Геннадия Голобокова у многих на слуху. Не был он обойдён прессой и раньше, писали о нём при жизни и после кончины в 1978 году. Правда, балаковские собратья-художники относились к нему настороженно. Одни видели в нём талант, другие скрытно завидовали ему за успехи, третьи называли его работы простеньким лубком. Не ошиблись те, кто верил в его талант. И таких было больше.

Я и сейчас вижу мысленно дом Голобоковых, куда я частенько захаживал в гости к Геннадию. Обычно я стучал в крайнее окно – там в маленькой спаленке лежал прикованный к постели художник и поэт. Слышу голос его: «Мама, встречай гостя». Майра Александровна уже гремела щеколдой калитки, поспешно приговаривая: «Проходи, проходи – Гена ждёт тебя...» Я проходил через сени, кухню, зал, направляясь в ту, боковую, комнатку. Геннадий откладывал в сторону мольберт, читал стихи, написанные под самое утро

К миру страстей и ласки
Тянется кисть руки:
Днём – через гамму краски,
Ночью – через стихи.

Ещё будучи школьником, он неудачно прыгнул с обрыва в речку. В результате – перелом шейного отдела позвоночника, больницы, клиники, операции. Всё тщетно... Теперь – вечная койка, приспособление к другой жизни. Теперь, в таких условиях, оставалось одно – стойко терпеть невзгоды, выручало и раннее стремление к рисованию. К счастью, пришёл и первый успех – в 1957 году за картину «Хлеборобы» получил звание лауреата Всесоюзного фестиваля самодеятельного искусства с вручением диплома и медали. Ему было 22 года. Картины экспонировались на районных, областных, республиканских выставках, на передвижных выставках по всей стране.

Как и рисование, с детства Гену привлекало небо, звёзды. Он даже смастерил телескоп, установил его на крыше дома и смотрел на звёзды. И увлёкся научно-фантастической живописью. И добился всенародного признания. Одна за другой прошли две международные выставки: в Баку – на конгрессе по астронавтике и в Москве – на конгрессе миролюбивых сил. В 1973 году он стал победителем международного конкурса научно-фантастической живописи, объявленного журналом «Техника – молодёжи». Тогда космонавт Алексей Леонов, сам немало картин написавший на эту тематику, высоко оценил работы Г. Голобокова, назвал их по-настоящему психологическими по своей глубине. Геннадий стал первым из художников-фантастов, кто увидел в космическом пространстве не какие-то железные конструкции или растения, похожие на огромные кактусы, а живого человека. Тогда нас всех потрясла картина «Возвращение»: космонавт возвратился на Землю после длительного путешествия по неизведанным просторам, возвратился молодым, как и улетал, а его любимая девушка уже стала старушкой. Вот оно, космическое время. Парадокс.

Писать картины Голобокову было чрезвычайно сложно. По его просьбе на заводе изготовили приспособление для крепления подрамника с холстом. Но и при этом оставались трудности. Картины Геннадий писал больших размеров. Чтобы нарисовать верхнюю часть картины, когда рука не дотягивалась, её приходилось переворачивать и рисовать «вверх ногами».

И параллельно шли стихи. Он был оптимистом.

Полноценное творчество не покидало его до самой кончины в 1978 году. Он страдал, удивлялся и радовался тому, как «вновь упорно и преданно рвётся к звёздам душа», и как торжествует в мире «обнимающая Вселенную человеческая любовь».

Анатолий ЛУШНИКОВ

Back to top button