Новости БалаковоОбществоСтатьи

Японцы нас рисовали с рогами, когтями, как у чёрта

–Истории о балаковцах: Восток – дело гиблое…–

Встречаясь с журналистами, ветеран войны Николай Терентьевич Гончаров в первую очередь рассказывал о том, что хорошо был знаком со старшим братом легендарного комдива Василия Ивановича Чапаева – Михаилом: «Он ростом маленький был, щупленький такой, потешный мужичок».

Это не Васька!

В 1934 году, когда на экраны вышел знаменитый фильм братьев Васильевых «Чапаев», Гончаров, уроженец села Малая Быковка, жил тогда в Сталинграде. Его, как стахановца, и Михаила Чапаева направили на просмотр фильма. «Он, когда смотрел, – вспоминал Николай Терентьевич, – вскакивал от возмущения, ругался и приговаривал: «Это не Васька, не Васька это, он не такой был! Васька был пошустрее!»

Вспарывали себе животы...

В 1939-м, когда Гончарова призвали в армию, он гордо надел будёновку с алой звездой – символом Красной России. В армии он стал начальником автомастерской – согласно своей профессии механика.

В 41-м его часть была переброшена на границу – в Читинскую область, а потом в Манчжурию, на Восточный фронт.

«Японцы нас рисовали с рогами, когтями, как у чёрта, – рассказывал Николай Терентьевич, – представляли советских солдат как бандитов. Многоликий Восток на войне был в личине яростного, фанатичного воина. Расчёты были прикованы к пушкам, в плен они не сдавались, при приближении противника вспарывали себе животы».

Попы-пулеметчики

Когда брали Хайлар, подразделению, где служил Гончаров, нужно было переправиться через мост, который обстреливали с японской стороны шквальным огнём, причём с трёх точек. Когда пулемётчиков схватили, выяснилось, что это два русских священника-эмигранта.

«То, что один был саратовский поп, а другой астраханский, это я дословно знаю по данным штабного политотдела», – уверенно констатировал ветеран войны.

Хоронили в оврагах

С белыми эмигрантами на войне с Японией пришлось сталкиваться не раз. Бывший белогвардейский есаул Семёнов тоже воевал на стороне японцев.

«Нам там, на Востоке, было очень тяжело, много наших погибло. Убитых хоронили в оврагах, стлали на дно рогожку и клали по два ряда: ноги к ногам. Но почему-то о потерях на Востоке нигде не вспоминают, не говорят, считая это второстепенным в истории Великой Отечественной войны», – справедливо замечал Гончаров.

После того как радист на учениях близ границы уловил в мае 45-го известие о Победе, война для Николая Терентьевича ещё не кончилась. Лишь в сентябре он с боевыми товарищами вернулся в Россию.

«Когда ехали через пограничное село, –  вспоминал ветеран, – нас встречали с цветами и слезами на глазах. Отношение к нам было очень хорошее!»

Партии и Родине предан

В характеристике старшины технической службы Николая Гончарова за 1946 год написано: «Партии Ленина и Сталина и социалистической родине предан и морально устойчив».

Всю свою жизнь Гончаров оставался патриотом своей страны и гордился, что являлся членом Коммунистической партии, сплотившей советских людей в единый монолит в противостоянии с врагом. И очень надеялся на то, что мы не забудем их – солдат войны.

Евгения БРУСЛАВЦЕВА

Back to top button