Top.Mail.Ru
А вдруг это моя Лайма? | | Газета Балаково
ОбществоСтатьи

А вдруг это моя Лайма?

–Вечернее чтиво–

Этот пушистый комок, похожий на маленького медвежонка, я посадил за пазуху и на такси привез домой. Специально за ним я приехал в квартиру владельцев двух шикарных породистых чау-чау, папаши и мамаши, недавно окутившейся.

Меня встретили еще штук шесть таких комочков, только более крупных. Но они все убежали, и в комнате осталось их малорослая сестра, одиноко сидевшая посреди комнаты. Конечно, по габаритам и «товарным характеристикам» она уступала своим собратьям. Но этот маленький кутенок-медвежонок чем-то поразил меня в самое сердце.

«Вот какие хулиганы, убежали! Сейчас я вам их принесу», – сказала мне хозяйка-заводчик, как бы извиняясь за не самый лучший экземпляр своих питомцев.

«Не надо, я эту беру», – ответил я.

Хозяйка дала мне собачий паспорт, и я уехал.

Удивительно, но за пазухой в моей куртке медвежонок не брыкался, не скулил, а тихо-мирно добрался со мной до дома, где также вел себя очень тихо. Только постоянно ходил за мной, цепляясь к ногам.

Ночью я услышал, как медвежонок по свисшему на пол одеялу пытается забраться ко мне на диван, где я спал. Пришлось положить кутенка рядом, и всю ночь он лазил по моей подушке и грыз мне уши.

Лайма, а так я назвал медвежонка, очень ко мне привязалась. Сильно скучала, когда я весь день был на работе. А после моего возвращения не отходила от меня ни на шаг.

Однажды мне пришлось переезжать, и на время переезда я отдал Лайму в деревню родителям. Те быстро привязались к собачонке, особенно отец: он в ней души не чаял, хотя однажды Лаймуха и цапанула его за нос. Несмотря на инцидент, отец брал уже подросшую собаку на руки, сажал на подоконник, и вместе они наблюдали за проходящими мимо окна людьми и пробегающими кошками и собаками. Зрение у Лаймы было отменным, и наблюдение стало ее любимым занятием. Если она видела что-то интересное, то юлила и даже лаяла.

А я частенько вечером сажал Лайму перед собой и рассказывал ей о том, что накопилось на душе. Собака внимательно слушала, а потом лизала мне руки и лицо, и все беды как рукой снимало.

Удивительно, но Лайма сильно отличалась от своих собратьев чау-чау – не внешне, а по характеру. Обычно эти собаки инфантильны, они не лают, моя же собачонка была, что называется, оторви и выбрось: резвая, подвижная, бесстрашная, она подчинила себе и дворового пса Бимку, который был крупнее нее, и лаяла по любому эмоциональному поводу. Бесстрашно рвалась с поводка на огромных собак и даже коров и быков во время прогулки, защищала хозяина. И до фанатизма любила гулять. При  одном только слове «гулять» она начинала сучить коротенькими лапками и поскуливать от нетерпения.

«Какая красавица, породистая?» – спрашивали прохожие во время прогулки, глядя на Лайму.

«Чистокровная», – хвастал я.

И именно эти прогулки и хвастовство сделали свое подлое дело.

Забыл сказать, что родители не отдали мне Лайму, она прожила у них лет шесть. Я приезжал несколько раз в неделю и гулял с ней. Лайма не любила сидеть дома. Поэтому очень часто отец привязывал ее на длинный поводок на улице возле дома, чтобы не убежала, и она, взобравшись на кучу песка, наблюдала за происходящим.

Однажды весной, приехав домой, я решил обрезать сирень в палисаднике. Привязав поводок Лаймы к забору, я буквально в двух шагах от нее занялся работой. Вдруг Бимка, находившийся на цепи во дворе, отчаянно залаял. А я не придал этому значения, поскольку очень часто пес облаивал пробегающих мимо собак, увидев их в щель в подворотне. Но лай не прекращался, и я оставил свое занятие и обернулся взглянуть на Лайму. Собаки не было!

«Неужели сорвалась и убежала?» – подумал я и кинулся к поводку, оставшемуся на песке.

Поводок лежал вместе с кольцом ошейника, хотя самого ошейника нигде не было. И тут-то я понял страшное: Лайму украли! Срезали ошейник, прямо у меня за спиной. Причем сделали это профессионально. Может быть, выстрелили снотворным из ружья: просто так собака чужого не подпустила бы. Бимка же, не видя всего это, просто чувствовал, что с Лаймой беда, и поднял переполох. Бимка всё чувствовал…

Что со мной было, трудно описать. Не поверив своим глазам, я все-таки надеялся, что собака убежала и я ее скоро найду. И искал до поздней ночи, облазив всё, что возможно. А потом искал в городе, обойдя все микрорайоны. А потом еще долго мне звонили знакомые и говорили, что видели какую-то чау-чау в каком-то районе, может, ваша собака, и мы тут же ехали в указанное место и опять искали Лайму.

Заявление в полицию, объявления в интернете – ничего не принесло результата. Я просто был поражен, был в каком-то ступоре. Больше всего я не мог представить, как же она, привыкшая к доброте и ласке, там без меня, как же она переживает и мучается. А я ничего не могу сделать.

Отец тоже скучал без Лаймы и через год умер. Через какое-то время у меня на руках умер и Бимка. А я, через столько лет, до сих пор, увидев на улице рыжую пушистую собаку, с надеждой вздрагиваю: а вдруг это моя Лайма?

С.А.А вдруг это моя Лайма

 

 

Метки
Добавьте нас в основные источники на Яндекс.Новости
Поддержите наш проект, чтобы мы и дальше делали то, что вам нравится

Эта заметка помогла решить вашу проблему?

Мы затронули важную для вас тему?

Хотите поблагодарить журналистов за проделанную работу?

Добавить комментарий

Back to top button
Close
%d такие блоггеры, как: